Как быстро тает мерзлота? Сколько процентов инфраструктуры в зоне риска? Что важного в мерзлоте для москвича? Разбираемся в выпуске.

С вами в экспедиции будут экоинженер Дарья Чекальская, журналистка Наталья Парамонова, фотограф Евгения Жуланова, мерзлотовед Глеб Краев, климатолог Павел Константинов, исследователь Jan Hjort.
слушай аудиоэкспедицию также на ЯНДЕКС МУЗЫКЕ, soundcloud, spotify, apple podcasts и вконтакте.
Экспедиция 1. Когда растает мерзлота?

Добро пожаловать в первую экспедицию!

ТАЙМ-КОДЫ ЭКСПЕДИЦИИ:
4:30 зачем москвичу переживать за мерзлоту и другие факты от климатолога Павла
8:40 какая мерзлота на ощупь? а на вкус?
11:20 "мерзлотоведние всегда служило людям", история мерзлотоведа Глеба
16:00 уникальность российской мерзлоты по мнению исследователя Яна
17:25 кто живет на мерзлоте
18:45 сколько мы на самом деле знаем о мерзлоте
19:53 как формируется мерзлота?
23:20 сколько инфраструктуры находится под риском и почему
24:30 климат меняет человек!
27:00 две главные проблемы мерзлоты

дополнительные материалы

1. Обсуждения EcoCup ученых о мерзлоте «Боже, храни мерзлоту»
2. Фильм: «Как спасти мир» от BadPlanet и Greenpeace
3. «Ускользающая мерзлота» выпуск подкаста BadPlanet и Greenpeace
4. Подкаст о меняющемся климате CO2-free
1. Jan Hjort Degrading permafrost puts Arctic infrastructure at risk by mid-century, 2018.
2. Streletskiy Assessment of climate change impacts on buildings, structures and infrastructure in the Russian regions on permafrost, 2019.
3. Biskaborn Permafrost is warming at a global scale, 2019.
4. Обсуждения EcoCup ученых о мерзлоте «Боже, храни мерзлоту»
5. Ramage Population living on permafrost in the Arctic, 2021.
6. В мире науки «КЛИМАТ СТАНОВИТСЯ НЕРВНЫМ» , №12, 2020.
7. Оценочный отчет Greenpeace (2010). Основные природные и социально-экономические последствия изменения климата в районах распространения многолетнемерзлых пород: прогноз на основе синтеза наблюдений и моделирования.

ИСТОЧНИКИ

Дарья: В последние несколько лет вы наверняка заметили скакнувшее вверх количество стихийных бедствий: наводнения, засухи, пожары, загрязнение рек и воздуха, аномальные температуры. Все они, словно сошедшие с кадров фильмов-катастроф, стали частью нашей реальности. Уже никого из вас не удивишь сибирскими пожарами, но задумывались ли вы о том, что будет, если...растает вечная мерзлота? Да, та самая, которая покрывает две трети территории России. В последние годы ученые бьют тревогу — мерзлота тает из-за изменения климата.

Наталья: Добыча полезных ископаемых из обледенелой земли составляет восемьдесят процентов бюджета страны, если это всё растает, что мы будем есть? Получается, вечная мерзлота не такая уж вечная?

Дарья: Не спешите паниковать: до драк за воду, как в Безумном Максе, нам еще далеко! Но осознать проблему все же пора, именно поэтому мы приглашаем вас в аудиоэкспедицию по невечной мерзлоте. С вами в экспедиции будем мы: экоинженер Дарья Чек, экожурналист Наталья Парамонова и фотограф Евгения Жуланова.

Усаживайтесь поудобнее, первая остановка — Москва.

*

Дарья: В качестве первого гостя к нашей экспедиции присоединяется Павел Константинов, климатолог, кандидат географических наук и доцент МГУ. Из своего уютного офиса в высокой башне Павел расскажет нам, как он пришел в изучение мерзлоты и зачем москвичу беспокоиться о её деградации.

Наталья: Павел, расскажи, почему арктические города, и именно мерзлота? Что тебя привело в эту тему?

Павел: Вот, как рассказывает Пол Маккартни, ему во сне явился человечек на пылающем пироге и сказал: «Вы будете называться Битлз через «а». Так вот практически то же самое, мне во сне явился человечек на пылающем пироге и сказал: «Вы будете изучать острова тепла арктических городов, потому что их никто никогда не изучал». И практически так оно и было, потому что я всегда хотел и стремился в какие-то арктические экспедиции, а по университетскому и ВМО (всемирная метеорологическая организация) образованию я городской метеоролог. И вот эти две такие страсти, они всегда друг другу противоречили, пока мы не придумали эту идею с островами тепла Арктики. Когда я на следующее утро проснулся и решил загуглить, что там и как, я действительно узнал, что города есть, их достаточно много, самые тяжелые у нас и самые интересные отсюда же, и так оно и пошло. Причем это практически четко имеет свою временную привязку – это осень, как и сейчас конец сентября, 2012 года, потому что я успел написать заявку в Русское географическое общество, как раз на самый первый из проектов. В научные фонды подавать заявку никакого смысла не было, потому что не было никакой предварительной подготовки, то есть не было каких-то публикаций на тему, никакого задела. Поэтому я написал в Русское географическое общество, задорно, как мне тогда казалось, написал и назвал я его «Исследование климато-арктических мегаполисов». Конечно, там весь экспертный совет буквально лег, потому что мегаполисы за полярным кругом. РГО оно любит такие патриотические идеи, а тут в общем все очень даже. У нас в России у единственных, у которых есть крупные города, то есть это без шуток, за полярным кругом. Причем в полном смысле это города, то есть высотные здания и население, которое превосходит аналогичные города в западной Арктике, и действительно так вышло, что до этого их никто не изучал. Во многом, потому что технологий не было, но и как-то видимо никому и в голову не приходило.

факты о мерзлоте

Дарья: Если бы тебя сейчас попросили поделиться с москвичами пятью фактами о не вечной мерзлоте, что бы это было?

Павел: Первый факт был бы, что теперь правильно называть мерзлоту многолетней, потому что уже всем понятно, что она не вечная, то есть я там, периодически, значит слышу как людей поправляю, когда они поправляют, когда они просто произносят вечная мерзлота.
Второй это то, что никогда не догадаетесь, ⅔ России находятся в зоне многолетней мерзлоты. А третий это то, что она...

Дарья: Ну подожди, и что, что ⅔ находится, а москвичам что до этого?

Павел: Ну москвичи на самом деле как-то так: «Ну, в общем, я так и предполагал», но это означает, что в общем практически весь ВВП страны он вот приходит в том числе и с зоны, формируется из-за процессов, которые тем или иным образом происходят на многолетней мерзлоте, потому что у нас же понятно, что как ни крути все-таки основная часть-- это экспорт энергоносителей. Все энергоносители, большинство, у нас в основном и добывается в зоне многолетней мерзлоты, а во-вторых и транспортируется через зону многолетней мерзлоты, трубопроводной транспорт, трубопроводы вот эти которые. Вот, поэтому все благосостояние москвича, то есть все его макбук про и айфоны они в общем то стали доступны благодаря тому что нашим предками удалось с многолетней мерзлотой подружиться. То есть если бы им этого не удалось то вообще тяжело бы представить, что бы сейчас происходило. Это был второй факт. А третий факт — на европейской территории России, то есть до Урала хорошей, вечной мерзлоты, многолетней, практически нет. То есть это все история дальнего Востока и Сибири.

Четвертый факт — в вечной мерзлоте много замершего метана, и когда мерзлота начинает таять, то парниковый эффект усиливается, поскольку метан самый сильный газ из существующих и изменение климата, за которое образованный москвич переживает, оно усиливается в несколько раз. Поэтому если взять и растопить мановением волшебной палочки всю многолетнюю мерзлоту, скорее всего мы попадем в такую метановую катастрофу.

Ну и пятый факт — в многолетней мерзлоте огромное количество свидетельств прошедших эпох. Мамонтенки Димы и так далее, они все сохранились благодаря многолетней мерзлоте.

Наталья: Да, я читала, что исследования жизни в мерзлоте начинались с микробов, потом уже ученым удалось прорастить зернышко, законсервированное в мерзлоте на тридцать тысяч лет. А недавно они смогли живьем достать из мерзлоты живого червяка. Совсем скоро, глядишь, настанет очередь и человека.

Павел: Ну и шестой факт бонусом — острова которые были созданы, состояли из многолетней мерзлоты могут исчезнуть в северном ледовитом океане, за 200-300 лет. Уже отмечены первые случаи растворения, в прямом смысле этого слова, существовавших островов в океане.

Дарья: Существуют острова, берега которых состоят не просто из камней и песка, а из мерзлых камней и песка. Когда океан нагревается, и поднимается его уровень, сокращается период, когда он покрыт льдом. И мало того, что он сам потеплевший действует на берега таких островов как печка, но и продолжительность периодов штормов и высота волн становятся выше и сильнее. И постепенно эти острова исчезают с лица Земли. Возможно, кто-то из вас слышал о таком острове-призраке как Земля Санникова. Про нее даже сняли советский фильм. А кто не слышал о таком фильме, точно знают песню «Надежда — мой компас земной». Так вот, полагают, что Земля Санникова — это собирательный образ таких территорий, разрушившихся в том числе из-за изменения климата.

*

Дарья: Когда вы думаете о мерзлоте, какой вы ее представляете? Монументальной, тысячелетней, тянущейся к центру Земли на сотни метров? Какая она на ощупь? На вкус?

Давайте поближе посмотрим, как выглядит мерзлота и из чего она состоит.

Представьте себе лед под землей. В привычных нам песке, глине он может принимать разные формы:

- например, лежать ритмично повторяющимися слоями толщиной едва ли больше миллиметра,
- лежать огромными пластами или маленькими клочками
- или иметь практически правильную форму клиньев, узких или широких.

Толщина таких клиньев может достигать несколько десятков метров.
Вне зависимости от того сколько льда в подземной толще сверху него может быть почвенный покров, в котором по-прежнему формируется и развивается жизнь.

Если начать копать яму в любой точке почти шестидесяти пяти процентов территории России, то очень скоро вы наткнетесь на промерзший грунт.

Мы привыкли представлять мерзлоту огромным ледником под землей. Но она такая не вся. Зачастую, мерзлота — это сухой песок с небольшим количеством льда. Совсем как обычный песок, но если вы возьмете его в руки, то почувствуете, какой он холодный, и песок начнет подтаивать от тепла ваших рук. Вот примерно так и будет ощущаться мерзлый слой.
Над вечномерзлым слоем расположен так называемый деятельный слой, который оттаивает летом и вновь промерзает зимой. Чем холоднее регион, тем меньше оттаивает земля за лето. Деятельный слой почвы в таких местах очень тонкий — всего лишь десять-пятнадцать сантиметров. В более тёплых регионах деятельный слой может достигать нескольких метров.

По определению, мерзлота — это любой материал (почва, песок, вода или камень), температура которого остается ниже нуля как минимум два года подряд. При температуре выше нуля мерзлота тает. За последние 20 лет глубина оттаивания деятельного слоя выросла на 15 процентов! И чем дальше оттаивает мерзлота, тем неустойчивее становится земля под нашими ногами, потому что именно эти верхние 15 метров влияют на то, как мы строим дома, как живут люди.


*

Дарья: Нашим следующим пунктом назначения является Салехард, где нас встречает Глеб Краев, мерзлотовед и ведущий научный сотрудник Научного центра изучения Арктики. Давайте узнаем, откуда у него появилось желание изучать мерзлоту и почему мерзлотой вообще стали так активно интересоваться.

Глеб: Я начал свою карьеру мерзлотоведа в 2003 году. Даже нет, в 2002 м, когда выбрал кафедру криолитологии и гляциологии географического факультета Московского университета.

Меня манили путешествия. Я бы очень хотел попасть в такое место, в которое я никогда не поеду за свой счет. И кафедра криолитологии и гляциологии как раз предлагала такую практику после первого года обучения на ней. После второго курса практика в Норильске и в устье Енисея в поселке Усть-Порт. Место, до которого нужно добираться самолетом до Норильска, потом на автобусе до Дудинки, потом на пароме до Усть-Порта. В общем, Крайний Север. Крайне интересно, как там живут люди, и вообще, зачем. Вот так с тех пор я каждый год бываю на Крайнем Севере. Вот сейчас уже перебрался сюда жить, чтобы быть поближе к объекту своих интересов.

Дарья: Глеб рассказал нам, что на Севере исследования имеют прикладной характер важно, чтобы наука служила людям, которые тут живут.

Глеб: Салехард — очень интересное место. Мне кажется, он, как город, мне очень симпатичен. Это совсем не та Арктика, которую я видел в других местах России. Такая довольно серая, чуть-чуть разрушенная, сильно разрушенная, депрессивная, хаотичная. Здесь есть порядок что ли. Тут город, центральная его часть, отстроен красивыми домами. Есть даже своя архитектура.

Научный центр, в котором я работаю, был создан в 2010 году, и там практически сразу была организована группа, которая занималась экологическими проблемами и всеми видами географических, геологических исследований. Всё это входило в экологические рамки. Научный центр основан при Правительстве ЯНАО, Ямало-Ненецкого автономного округа. И что мне тоже здесь нравится, что Правительство достаточно активно ведет общение с наукой и запрашивает всевозможные консультации, привлекает к всевозможным работам. Ну и, естественно, финансируют наши постоянные научные работы, в частности, сектор криосферы, который включает в себя и мерзлоту, и ледники, в данный момент занимается исследованием трансформации мерзлоты под действием антропогенных и климатических факторов. Всё обязательно должно иметь некоторый прикладной оттенок здесь, чтобы наука служила людям. Вот и мерзлотоведение тоже, изначально служило людям. Так и здесь это очень поддерживается. Мерзлота — это основа фундаментов и сооружений, всевозможной инфраструктуры, дорог, трубопроводов, промышленной инфраструктуры. И при изменении теплового и влажностного режима мерзлоты или каких-то нарушений покровов, которые сверху: изменение количества снега и изменение растительного покрова — происходят изменения и в мерзлоте в самой, и, соответственно, она может продолжать нести, а может уже и не настолько хорошо и успешно продолжать нести свою роль, как основа для инфраструктуры, построенной человеком в этих непростых Арктических условиях.

*

Дарья: Третий ученый экспедиции выходит с нами на связь из Финляндии. Jan Hjort, исследователь и профессор кафедры физической географии из финского университета Оулу раскроет международную повестку в теме мерзлоты.

Ян рассказал нам, что мерзлота в России дает огромные возможности для изучения как раз-таки потому что на ней строятся города.

Ян: Мерзлота очень важна в глобальном смысле этого слова. Важнее, чем мы думаем. Мерзлота не только оказывает влияние на городскую инфраструктуру, но и выделяет парниковые газы; таяние мерзлоты влияет на экосистемы: на биоразнообразие и ландшафтное разнообразие, то есть, с таянием мерзлоты мир уже не будет таким как прежде, какие-то привычные глазу облики земной поверхности или виды растений и животных обязательно исчезнут. В общем, с точки зрения науки деградация мерзлоты — интересная тема для изучения.

Вечную мерзлоту в России исследуют очень давно. Мне кажется, множество публикаций о ней на русском языке (из-за этого не все исследователи могут с ними ознакомиться). Мерзлота в России достигает большой толщины, поэтому исследования экологических условий древних геологических эпох может охватывать большой временной промежуток. Проще всего изучать мерзлоту, базируясь в городах, потому что так она наиболее доступна. Думаю, по некоторым регионам на севере Сибири очень тяжело найти данные по мерзлоте, потому что никто не исследует эти районы — там нет дорог, деревень и никакой инфраструктуры.

*

Дарья: А кто, собственно, живет на мерзлоте в России? Да-да, в Арктике живут не только белые медведи — на мерзлых грунтах стоят такие крупные города, как Салехард, Чита, Норильск, Воркута, Анадырь, Якутск и Магадан. Как мы уже знаем, мерзлота покрывает 65 процентов территории России. В большинстве своем это, конечно, малообитаемые земли, однако две целых четыре десятых миллиона человек (полтора процента населения) проживают именно в Арктике и производят десятую часть ВВП России.

Глеб: Населения проживает не большая часть, как в остальных городах-миллионерах, и городах на юге России, но зато тут сконцентрирована наибольшая часть природных ресурсов. Отсюда качается газ, и газ поступает по трубопроводам в Европу. Здесь обнаруживается в последние годы всё больше и больше полезных ископаемых. В общем, это территории, в которых так или иначе, будет дальше идти развитие,, и от которых будет зависеть, в том числе, и экспортная экономика нашей страны.

Дарья: Нужно отметить, что основные арктические города (почти треть городского населения Арктики) — это крупные портовые университетские города. То есть арктика — это не только про ресурсы.

*

Наталья: Ян, если мы представим, что мы знаем о нашем теле 100 процентов информации, то сколько процентов знаний на данный момент у нас есть о мерзлоте?

Ян: Ну, это довольно сложно оценить. Основные процессы в мерзлых породах хорошо известны, то есть, по определенным критериям (влажность грунта, состав пород) можно рассчитать процесс формирования мерзлоты. Однако более глубокие слои мерзлоты исследованы менее детально.. К тому же, в некоторые регионах, труднодоступных для изучения, по-моему может быть множество процессов или форм рельефа, о которых доселе не было известно. Но самый главный пробел в знаниях, я уверен, заключается в том, что мы не понимаем, как именно изменение климата влияет на мерзлоту. Да, можно прикинуть статистически, что произойдет с мерзлотой, но это будут просто предположения, которые мы можем выдвинуть на основании известных нам данных. Поэтому сложно ответить на ваш вопрос — может на 60% или всего на 10%.

Если предположить, что мы знаем о человеческом теле на 100 процентов, то про мерзлоту будет от пятидесяти до семидесяти процентов, в лучшем случае. Вероятно есть какие-то аспекты, в которых мы не разбираемся. Очень сложно оценить то, что нам неизвестно.

*

Дарья: Есть теория переноса тепла во влажной пористой среде, который представляет из себя почва. Однако, многообразие условий на Земле и других планетах (да-да и на Марсе есть мерзлота), не дает эту теорию легко применять хотя бы из-за недостатка данных. : условия всегда разные, Глеб, нам нужна помощь! Как формируется мерзлота?

Глеб: Сначала тепло и хорошо, и вдруг начинается Ледниковый период и начинает промерзать почва. Что происходит в первый год: промерзает сверху 30-50 см почвы, становится твердой, легко стекает по ней вода в реки, получаются большие половодья. В следующее лето мерзлота оттаяла полностью. Допустим, холодает уже несколько десятков лет. Промерзание все увеличивается и увеличивается, всё толще и толще тот слой, который формируется зимой. И вот в один год он перестает полностью оттаивать летом. Получается, перелетовывает. Перелеток — это недомерзлота, то, что остается в течение одного года. В следующем году снова произойдет промерзание. Если тенденция к похолоданию продолжится, то перелеток станет мерзлотой уже через 2 года. Мерзлота будет расти в толщину, постепенно охлаждаться, и ландшафт будет меняться под неё. Это был первый вариант формирования. Второй — когда уже есть мерзлота.

Дарья: До сих пор процесс образования мерзлоты не ясен до конца. Но главный вопрос не в этом. Главное — понять, как продолжать жить на этой мерзлоте?

*

Наталья: Ян, а почему в России так много мерзлоты?

Ян: Наличие или отсутствие мерзлоты определяется климатом. Так что существование мерзлоты на севере России абсолютно естественно. За последние четыреста-пятьсот тысяч лет было много глобальных оледенений, , в том числе покрывали Фенноскандию целиком, и на Россиию они тож распространялись. Но некоторые части Сибири ледниками не покрывались, а было очень холодно, и в этих областях мерзлота достигла большой мощности, — в некоторых районах она достигает полутора километров.

Дарья: По словам многих учёных и из исследований самого Яна, потенциальный ущерб от таяния мерзлоты может достичь двух миллиардов долларов в год, и только если города выдержат такую нагрузку. Давайте разбираться, какое количество российской мерзлоты под риском деградации и таяния.

Ян: Ну, если говорить о глобальном уровне, то мы провели анализ распространения мерзлоты статистическими методами. Само собой, физические методы лучше подходят для изучения влияния климатических изменений на мерзлоту, но только локально. С точностью прогнозировать распространение мерзлоты по всему земному шару, используя физические или численные методы, поэтому применяются статистические. Мы выяснили, что до конца столетия примерно 40% мерзлоты исчезнет.

Дарья: И, потенциально, сколько зданий разрушится, если 40% нынешней мерзлоты начнет таять?

Ян: Согласно результатам нашего анализа, около семидесяти процентов инфраструктуры окажется под угрозой в результате оттаивания верхних пятнадцати метров мерзлоты. Мерзлота тоньше 15 мисчезнет совсем. Однако под городами могут быть сотни метров мерзлоты, и мне, неспециалисту в области строительства на мерзлых породах, не известно как они себя поведут на самом деле.

*

Дарья: Деятельность человека меняет климат на планете, и мерзлота, в ответ на эти изменения, быстро оттаивает. Но мы собрались здесь не для того, чтобы обсуждать причины потепления, хотя и поддерживаем установившийся консенсус в научном сообществе. В дополнение к этим выпускам вы можете прослушать выпуски подкаста со2-фри подкаст о меняющемся климате, посвященные этой проблеме. Ну а Глеб поделился с нами своими мыслями на этот счет:

Глеб: Я верю международной группе экспертов по изменению климата и верю фактам, которыми она оперирует по данным измерений, по данным палеореконструкций, которые показывают, что потепление есть и оно связано с деятельностью человека, в последние, по крайней мере, 250 лет. Человек оказывает сильное влияние, и в Салехарде очень интересное место: здесь одна из старейших метеостанций. Таких длинных рядов более ста двадцати лет немного, где есть и совсем мало в Арктике, считанные метеостанции могут похвастаться таким. Так вот, есть очень интересный момент: если взять кривую изменения среднегодовой температуры за все это время, то было крупное похолодание, примерно с 40-х по 70-е годы. реально изменился тренд с потепления на похолодание. Это выглядит как такая яма тридцатилетняя. Но потом потепление все равно продолжилось.

Естественно, не совсем правы те, которые, оперируя трендами, берут тренд потепления климата от этого периода 40-70 х годов, потому что он получается гораздо выше. То есть Я считаю, что потепление есть. Человек играет свою роль в нем, и пока климатическими циклами остановлено не было.

*

Наталья: Глеб, а когда появился интерес к мерзлоте? Это новая или уже достаточно популярная среди ученых тема?

Глеб: Ну думаю, что именно к таянию он появился где-то в начале двухтысячных. с тех пор за всю мою научную карьеру я наблюдаю процесс проникновения мерзлоты в массы. Он просто невероятен. И то, что вы сегодня со мной разговариваете — тому свидетельство. До этого, я бы не сказал, что это было настолько широко известно. Сегодня мерзлота, всех так волнует... Вообще мерзлотоведение в принципе не очень старая наука. в начале двадцатого века начала развиваться, первые работы, по крайней мере российских ученых.

Дарья: А с чем связан такой интерес? Я знаю, что есть две проблемы:

- деградация мерзлоты и нестабильность инфраструктуры
- и выбросы парниковых газов из-за её таяния,

какая из них ведущая?

Глеб: Сегодняшний интерес не связан именно с тем, что она деградирует. Именно с тем, что из нее выделяются углекислый газ,очень мощный углекислый газ. Метан, пардон очень мощный толчок. Именно в таких одном, скажем так, плане. Прикладного мерзлотоведения, видение мира. Заповедник плюс биология плюс химия. Раньше у нас был мир, мерзлотоведения плюс инженерия плюс строительство. То есть в целом это не я сказал конечно, профессор Владимир Евгеньевич Романовский с Аляски, из Фэрбэнкси, что мерзлоты. В общем-то, наверное, всегда будет так или иначе рассматривается в рамках, как на стыке с какой-то еще другой дисциплиной. Вот сегодня вопрос еще мерзлоты и жизни тоже очень активно рассматривается в плане сохранения жизни.

То есть появляются какие-то новые направления. Интерес к арктике не ослабевает. И соответственно мы пока что будем с этим явлением сталкиваться. Оно будет с нами, и я надеюсь будет продолжать изучаться.

Дарья: Что же будет происходить с климатом из-за таяния мерзлоты? Стоит ли бояться метановых бомб? Когда наступит точка невозврата? Об этом вы узнаете уже в следующем выпуске нашей аудиоэкспедиции по изучению невечной мерзлоты.

А сегодня мы с вами узнали, что в Арктике живут не только белые медведи, но и ученые и обычные люди, а сама Арктика — незаменимая платформа для поддержания российской экономики. Вечная мерзлота оказалась не такой уж вечной, ведь она стремительно тает. Правда, мощность мерзлоты такова, что в этом столетии полностью с лица Земли она точно не исчезнет. Пожалуй, за будущее можно переживать чуть меньше, ведь темпы потепления и деградации мерзлоты замедлятся, однако в настоящем и ближайшем будущем произойдут масштабные изменения, и в верхних 15 м мерзлые породы могут исчезнуть на 40% территории России. Это значит, что 70 процентов российской инфраструктуры стоящей на мерзлоте может оказаться под угрозой разрушения.

Наталья: А что вам запомнилось из сегодняшнего выпуска больше всего? Оставляйте свои впечатления и комментарии на любой платформе, где вы слушаете этот подкаст. Подписывайтесь, чтобы не пропустить следующие выпуски и ставьте звездочки, лайки и пальцы вверх, чтобы как можно больше людей смогли дотронуться до мерзлоты, до такой абстрактной для многих темы.

Дарья: С вами в экспедиции были Дарья Чек и Наталья Парамонова, фотографии делала Евгения Жуланова, текст писали и редактировали Марго Скоробогатова и Мария Яцык, монтировал Николай Сладков. Благодарим всех исследователей и ученых, которые стали героями наших выпусков, Европейскую федерацию научной журналистики за предоставленный грант, а также Российский научный фонд за поддержку исследований.

Аудиоэкспедия в формате подкаста
E-mail: daria@chekalskiy.ru
© 2021 Daria Chekalskaia, Natalia Paramonova, Evgeniya Zhulanova
Made on
Tilda